Да, мы фанатики одной цели – мы сгораем дотла, но, сгорая, обогреваем мир. ©
В этой квартире нас двое: я и моё одиночество.
Я сижу на кухне в наушниках, умиротворённо закрыв глаза. В музыку я уже давно не вслушиваюсь, мысли блуждают где-то в совсем параллельной вселенной. Там, наверное, сейчас тепло, весна, сосульки звонко падают с крыш... Я блаженно зажмуриваюсь и морщу нос. Одиночество раздражённо сдувает рыжую чёлку со лба и требует ещё кофе.
Запах растворимого кофе с молоком въелся в каждый сантиметр нашей небольшой квартирки. Даже на пыльных антресолях, куда, кажется, не заглядывали уже очень много лет, пахнет дешёвым напитком из ближайшего магазинчика, который так люблю я — и оно тоже.
Противно, въедливо так дребезжит домашний телефон. Я, протянув руку и сняв наушник, поднимаю трубку.
— Алло? — голос у меня совсем сонный.
— Это я , — у собеседника голос раздражённый и нетерпеливый — Я просил тебя пойти со мной сегодня на вечеринку. Почему ты не здесь?
Я пожала плечами, хотя и знала, что он меня не видит.
— Не хочу. Мне неприятно. Скучно с вами.
— Всё понятно, — в его голосе появились гневные нотки — похоже, ты меня ни во что не ставишь. Ты, небось, не одна сейчас? Я мешаю, да?
Я улыбнулась. Одиночество насмешливо фыркнуло.
— Да. Ты мешаешь.
— Ах, ты... — мой собеседник, видимо, уже едва сдерживался — Ну и иди знаешь куда... Прощай! — он с громким стуком бросил трубку на рычаг, предварительно грязно выругавшись. Я с облегчением вздохнула, вновь погрузившись в полудрёму. Ну, разумеется, я не одна. Как же я могу быть одна?
В наушниках зазвучала спокойная, умиротворяющая мелодия вальса. Я, не просыпаясь окончательно, поднялась со стула и медленно задвигалась под музыку. "Раз-два-три, раз-два-три",— шептала я, чтобы не сбиться с ритма. Одиночество некоторое время недоверчиво поглядывало на меня, но потом поднялось со стула, взяло меня за руку и за талию и повело в танце. "Стукнешься ещё обо что-нибудь, синяков не оберёшься" — пробурчало оно себе под нос. Я умиротворённо улыбалась, не открывая глаз, и ни о чём не думала Через минуту мы уже вальсировали в коридоре. Мелодия длинная, поэтому можно танцевать долго-долго...
В этой квартире нас двое: я и моё одиночество. И больше нам никто не нужен, правда?